Каменская Епархия

Карта сайта

Разделы

Главная » Архипастырь » Интервью

«Наркомания - это беда, но не приговор» - Владыка Мефодий о социальном проекте помощи наркозависимым

 По оценкам экспертов, в России на сегодняшний день проживает около 2.5 миллионов наркозависимых и примерно 8 – 10 миллионов наркопотребителей. Десятки тысяч наркозависимых умирает каждый год из-за передозировки, из-за криминальной ситуации, в результате заболеваний. Возраст подсадки на наркотики – очень молодой. Легко контролировать ребенка, если он начинает выпивать (это видно), но когда он начинает употреблять наркотики, это сложно заметить.

Какую помощь наркозависимым оказывает Церковь? Чем церковный опыт реабилитации отличается от нецерковного? Как организована помощь на приходах? Каким образом предприниматели могут поддержать эту инициативу, и почему это взаимодействие так важно? Рассказывает Владыка Мефодий, Епископ Каменский и Алапаевский, Руководитель координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ, Председатель правления Благотворительного фонда св. прав. Иоанна Кронштадтского.

- Владыка, какую рекомендацию Вы могли бы дать тем людям, которые заинтересованы в деятельности по оказанию помощи наркозависимым?

- Я думаю, что, во-первых, нам надо знакомиться между собой, а также знакомиться с этой темой. Можно приехать в наш реабилитационный центр, и увидеть, что эти люди не отбросы. Первый наш реабилитант, который у нас на приходе прошел реабилитацию, впоследствии защитил кандидатскую и докторскую диссертации, успешно преподает в престижном вузе Санкт-Петербурга. Наркомания - это беда, но не приговор. За 15 лет жизни вместе с теми, кого мы принимали в нашем центре, нас они ни разу не обокрали. Все-таки люди отзывчивы на добро и человеческое уважительное отношение. Потом многие воцерковляются, начинают бояться Бога, греха, поэтому очень важно переменить отношение к этим людям. Тогда и появится желание помогать. Люди по-разному попадают в наркотическую зависимость. Наркомания это болезнь, и по большей части человек пробует наркотики в слишком молодом возрасте, когда он еще не имеет иммунитета к злу, когда сознание еще не сформировалось, а когда он подходит к совершеннолетию, перед нами уже законченный наркоман. Наркоманы – это украденные у нас дети. Надо как-то по-другому на эту проблему начинать смотреть. Я очень надеюсь, что эти попавшие в беду люди не окажутся лишними для тех, кто занимается бизнесом.

- Расскажите, пожалуйста, о том опыте работы с наркозависимыми, который уже наработан.

- Проблема наркомании появилась в нашей стране в начале 90-ых, соответственно наркозависимые стали появляться в церковной ограде, ища помощи. Некоторые приходы и монастыри стали оказывать помощь. На основе их опыта был подготовлен и утвержден Священным Синодом концептуальный документ об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых, была написана методика церковной реабилитации наркозависимых. В 2010 году Церковь заключила соглашение о взаимодействии с Государственным антинаркотическим комитетом, была создана рабочая группа в рамках этого соглашения, Отделом по благотворительности был учрежден благотворительный фонд для поддержки антинаркотических церковных инициатив.

- В чем эта методика отличается от методики нецерковной?

- Реабилитация в рамках церковной помощи происходит внутри церковных общин, в методике есть сакральная составляющая, элементы православной аскетики, такие компоненты, как пост, молитва, послушания, духовное руководство наркозависимого воспитанника. Сама жизнь внутри церковной общины очень сильно отличается от реабилитации человека в пространстве светского центра, позволяет дать жизни новое прежде неведомое наполнение. Это эффективная и достойная внимания методика, которая соответствует церковной природе. К настоящему времени проведена большая работа с целью объединить все церковные центры в единую сеть помощи, создать вспомогательные структуры в рамках этой сети: кабинеты первичного приема, «Дома на полпути», мотивационные центры, амбулаторные программы и т. д. Это выведет работу Церкви в этой сфере на другой уровень.

- Каким образом организована помощь наркозависимым на приходах? Приходит наркозависимый человек - что происходит дальше?

- Как правило, мы готовим человека к выезду на конкретный приход, чтобы он представлял, что его ждет, и выполнение каких правил от него будет требоваться, а также готовим приход к приему этого человека. Наркозависимый воспитанник входит в жизнь приходской общины, находится в постоянном контакте с членами прихода, участвует в таинствах, богослужениях, послушаниях, соблюдает нормы, которые существуют у нас по отношению ко всем верующим. Как правило, во всех центрах соблюдается пост, во многих есть ограничения в отношении курения, воспрещены сленг и, конечно, сквернословие. По этой причине наши центрыназываются высокопороговыми. Мы не принимаем тех, кто не настроен на соблюдение наших правил. Жизнь внутри общины способствует перемене мировоззрения, дает навыки новой жизни, и при этом сотрудниками проводится специальная работа с человеком по проблеме его зависимости.

- Человек в это время живет при приходе?

- Он живет внутри прихода или монастыря. Как правило, это скорее приходы, чем монастыри. В монастырях особый уклад жизни, более строгий, поэтому совместить монастырскую жизнь с реабилитацией сложнее, чем приходскую жизнь.

- Эти люди занимаются каким-то трудом?

- Да, конечно. Они выполняют различные трудовые послушания, а также ведут духовную работу над собой.

- Как Вы видите взаимодействие между предпринимательством и Церковью по поддержке таких проектов?

- Для того чтобы это взаимодействие началось, надо, во-первых, изменить отношение к этим людям, потому что образ наркомана, который существует в общественном сознании, не соответствует реальности. Эти граждане, конечно, не подарок, но все же они люди, которые попали в беду, и надо помочь им вернуться. К сожалению, представители бизнеса и люди состоятельные, которые все же помогают, скорее, откупаются от проблемы, в лучшем случае выделяют средства с целью выведения этих людей из криминала, чтобы снизился уровень уличной преступности. Если мы не поймем, что эти люди нам нужны, что их нельзя просто так списывать, никаких серьезных изменений в работе с наркозависимыми не произойдет, эта работа будет бессмысленной. Наверное, сейчас это основное препятствие к взаимодействию. Мы помогаем этим людям, потому что ждем их возвращения в социум, прихода в нашу паству.

Люди, посвятившие себя бизнесу, могут подумать о рабочих местах для этих людей, либо включить их в производственную цепочку. Например, в реабилитационном центре в рамках послушания, воспитанники могут что-то делать на продажу или выполнять какой-то этап работы в рамках конвейерного производства. Можно подумать об их профессиональном воспитании, о приобретении профессии в рамках реабилитации, чтобы по выходе они могли найти достойную работу, имели средства к жизни. Востребованы вещественные пожертвования на реабилитационные центры. Например пекарня, может отдавать часть хлеба, даже какую-то некондицию, которая не идет на продажу, либо магазин пожертвовать продукты, у которых истекает срок годности, но которые еще пригодны к употреблению. Важно иметь информацию о том, где есть реабилитационные центры и чем им можно помочь.

Финансовая поддержка также востребована, потому что государство, к сожалению, церковную реабилитацию, да и не только церковную, не очень поддерживает. Финансирование церковных центров со стороны государства на данный момент составляет менее 1% от того минимума, который требуется для организации реабилитационного процесса. При увеличении финансирования мы бы могли улучшить материальный компонент реабилитации, нанять больше профессиональных сотрудников, повысить качество работы. Мы знаем, что в нашем государстве сейчас много вызовов, ситуация сложная, поэтому большой уверенности в том, что в ближайшее время начнется реальная помощь, нет. При этом еще не решен вопрос стандартизации и лицензирования реабилитационной деятельности. В любом случае, это не произойдет быстро. Сегодня наша работа осуществляется на частные пожертвования, а также за счет ресурсов самих приходов, монастырей, за счет ведения подсобного хозяйства. Поэтому мы будем рады любой помощи от предпринимателей, будь то финансовая поддержка или обучение и трудоустройство наших подопечных.

Дина Иванова

Нужна помощь!