Каменская Епархия

Карта сайта

Разделы

Главная » Архипастырь » Интервью

Самая уникальная «профессия»

***Удивительные глаза. В них свет и глубина. Сила и спокойствие, убежденность и знание, сострадание и умиротворение.

Есть такие люди, в присутствии которых испытываешь необъяснимый трепет. Будто вот-вот откроется тайна, и ты поймешь, наконец, что-то главное, очень важное. Будто перед тобой проводник...

Он и есть проводник – воли Божьей. И свою необычную судьбу, и стоящие перед ним сегодня задачи объясняет промыслом Божьим, безгранично верит и уповает.

А еще он верит в нас с вами. В то, что и мы в своей жизни будем делать правильный выбор, с Божьей помощью бороться с искушениями и побеждать. Строить храмы, возрождать нравственность и духовность, воспитывать в любви и радости детей...

Дорога к Храму

Семья была почти церковная. Бабушки очень верующие, соблюдали посты, в храм ходили. Большие православные праздники так или иначе на детях отражались – Пасха, Рождество... В детстве он бывал в храме, причащался, но это еще до школы. Когда в школе учился, опасались водить в храм. Дома богохульства никогда не было, висели иконы.

Родители венчались, хотя в советское время это было достаточно сложно - они были комсомольцами. Отец пришел в комитет комсомола на заводе и сообщил, что завтра идет венчаться со своей невестой. «Ее мать верующая, моя тоже. Они сказали: брак только через венчание. Я свою мать уважаю и обижать ее не хочу. Если хотите, исключайте из комсомола». Никто ничего не сделал – ни выговоров, ничего, но риск был. И они готовы были идти на жертвы.

Не сказать, что он рос глубоко верующим. Но, учась в институте, читал религиозную философию, интересовался. А потом встретил человека, который к духовным вещам относился очень серьезно. Сначала этот человек поразил своими знаниями, кругозором, умом. И вдруг оказалось, что он верующий. Это было очень серьезным откровением. Затем были духовные книги - аскетов, подвижников. Хоть и в малом количестве, но это было совершенно особое ощущение, потому что эти книги писали люди, абсолютно по-другому понимавшие мир.

Потом были походы в храм, почти экскурсионные. Почему-то захотелось - пошел. А потом было сильное обращение к Богу. Серьезные религиозные переживания, после которых жизнь изменилась, и все пошло совсем в другую сторону.

К этому моменту он потерял интерес к науке. У него получалось решать задачи, быть сообразительным, получать хорошие оценки. Сдавал экзамен и сразу бежал на почту, писал: такой-то экзамен - «5», такой-то - «5», - чтобы порадовать родителей. Пока однажды не осознал, что радовать ему нравится гораздо больше, чем сама наука. И в этот момент он к науке охладел. Это было мгновенно, буквально. Понял, что подоплека – это любовь и уважение к родителям.

Тогда он задумался, зачем живет. Родители настояли, и он закончил институт. Но уже понимал, что наука его не прельщает. Искал себя. И в итоге понял, что хочет быть только в церкви, только служить. Путь был не самый прямой и простой. Читал, думал. Смысл нашел в служении Богу. И принял монашеский постриг.

Монашество, по его признанию, - это не самоотречение, тягота, а дар свыше, возможность посвятить себя Богу.

Служение

Год поработал при сельском храме, служил в алтаре, изучал службу, набирался опыта, а потом стал священником.

Свято-Георгиевский приход возникал в его судьбе дважды. Туда его рукополагали, там болел настоятель. Но пока проходила практика при соборе, настоятель поправился и вернулся к службе. Подобрали другой храм. Два с половиной года спустя этот священник все-таки ушел на покой, и архиерей искал того, кто бы мог поехать в бедный, глухой приход. А он как раз, как монах, искал, куда бы подальше спрятаться. Получилось, что в тот приход, в который его рукополагали, он и был направлен в итоге. И пробыл в нем настоятелем 25 лет.

Спрятаться не получилось. Божьей волей Свято-Георгиевский приход стал известен на всю страну своим положительным опытом по реабилитации наркозависимых, а его настоятель был востребован при взаимодействии Русской Православной Церкви с представителями президентской власти России и Госнаркоконтроля.

Но сначала было десятилетие испытаний. Всю страну лихорадило в тот период – перестройка, смена формаций, дикий рынок... Крошечного прихода, затерянного в глубинке, геополитика практически не коснулась, он просто был должен выжить. Настоятельство на бедном сельском приходе приучило бережно относиться к каждому человеку, ибо выживать можно было только всем вместе.

По большому счету за эти годы он научился не бояться - ни людей, ни проблем, ни тяжелого физического труда. Скорее всего, именно поэтому его не испугала возникшая вдруг возможность работы с наркоманами.

Знакомство братии прихода с проблемой наркомании началось в 1991 году - с приезда в гости основателей Санкт-Петербургского фонда «Возвращение». Вместе думали, каким образом Церковь могла бы помогать людям, попавшим в беду. Через год состоялись короткие контакты с первыми наркозависимыми, опекаемыми фондом. В 1993 году один из них получил разрешение пожить на приходе и показал себя с хорошей стороны. В то же время духовник на исповеди получил возможность услышать, до каких преступлений доходят люди в период употребления наркотиков.

Регулярно принимать пациентов на реабилитацию приход начал с 1998 года. Через три года это стало главным социальным направлением. В итоге Свято-Георгиевский приход стал Ресурсным центром церковной реабилитации наркозависимых. По официальной статистике более 60 процентов, прошедших здесь курс, никогда более не возвращались к наркотикам.

Весной 2010 года ему предложили возглавить группу экспертов, привлеченных к написанию концептуального документа по церковной реабилитации наркозависимых в рамках работы Межсоборного присутствия, а с осени того же года он был назначен к руководству Координационным центром по противодействию наркомании в структуре Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению. Это направление входит в послушания Владыки и сегодня, антинаркотическую деятельность он совмещает с епархиальной работой.

Руководство епархией – новая страница биографии. 15 благочиний: Алапаевское, Артемовское, Байкаловское, Асбестовское, Белоярское, Богдановичское, Зареченское, Сухоложское, Камышловско-Пышминское, Ирбитское, Каменское городское, Каменское районное, Тавдинско-Туринское, Талицкое, Тугулымское. Ежедневные службы, события – большие и малые. Даже просто перечислить их – не хватит целой газеты. Отчеты с каждого мероприятия размещаются на официальном сайте Каменской епархии и на официальном канале на видеохостинге YouTube.

Представить себе такой объем работы сложно, а ведь это лишь часть. Служение – колоссальный труд, на пределе человеческих возможностей. Но оно же дает силы.

Все ровно так, как звучало в напутствии Святейшего Патриарха Кирилла при вручении архиерейского жезла: «Как у всякого архиерея, у тебя будет много забот, принятых на себя обязательств, всевозможных церковных и общественно значимых мероприятий, требующих твоего участия. Однако, чем бы ты ни занимался, тебе всегда следует помнить о главном предназначении Церкви — воспитывать и спасать людей».

О ВЕРЕ и ЛЮБВИ

Накануне юбилея мы поговорили с Владыкой Мефодием о воспитании и спасении, о свободе и выборе, о счастье и шансах.

- Путь монаха не обещает ни комфорта, ни славы, ни богатства. А ведь именно это сейчас считается успешностью, счастьем...

- Мы учимся любить – это главная заповедь. Именно любовь делает нас счастливыми. Любовь к Богу, к семье, к Родине, к людям. Приходя в храм, человек чувствует любовь, и она его притягивает. Это то, чего нам всем не хватает. Многие думают найти счастье в материальных благах, но ошибаются.

Что касается монашества, весь наш подвиг в том, чтобы людям было с нами легче, чтобы их не обременять, а, может, в чем-то помочь и облегчить их жизнь. Вся наша аскеза (самоограничение) – не огорчать Бога и не досаждать ближним.

-Что значит – быть священником? Это миссия?

- В свое время были сословия. Священниками становились, как правило, дети священников. Для других это было сложно, практически невозможно. Сегодня это «профессия» самая уникальная - быть служителем Бога. Когда ты понимаешь, что выше этого нет ничего на земле, даже выбора не стоит. Только радость, что есть шанс в это войти.

Я бы не говорил о какой-то особой миссии, о том, что священник должен что-то привнести в этот мир. Все привнес Господь. Наша задача – помогать это осмыслить, людей к Богу привлекать. Показать, что он живой, что он действует. В своей жизни я его действия переживал.

- Мы живем в век бурного развития высоких технологий. Генная инженерия, интернет, квантовая реальность... Считается, что наука и религия – две вещи не совместных.

- То, что наука соперничает с церковью, – неразумная пропаганда для тех, кто не понимает. Это разные формы постижения мира. Религия говорит о личных отношениях с Богом. Не существует же формулы любви. Вы ее видели? Ее нет. Нет формулы красоты, нравственной в том числе. Есть нравственность, есть совесть, а формул нет.

Наука – это то, что можно измерить, взвесить, посчитать. А того, что нельзя взвесить и посчитать, – очень много. Нельзя, например, просто загнать данные по судебному делу в компьютер и вынести приговор. Есть судьи, присяжные, они пропускают все через себя и принимают решение. Есть масса форм знаний, которые не прописываются наукой.

Наука – это некий набор гипотез. Всякая наука начинается с предположений. Сейчас мы исходим из того, что все физические процессы текли одинаково во все времена. Но это не очевидно, это наше предположение. Полагаем, что во всех уголках вселенной действуют одни и те же законы, такие же, как на Земле, – опять неочевидно...

Наука вере не противоречит. Вера – это тоже опыт, как и физический опыт. Опыт общения. Только в науке есть независимый прибор, который фиксирует происходящее, а в религии этот «прибор» - я сам. Я - такой же приемник воздействий, и я эти воздействия фиксирую.

-Как вы трактуете свободу? Что это такое?

- Дар. Бог дал свободу каждому личностному существу. Животным - нет. Они живут в границах некоторого инстинкта. Человек обладает свободой. Он может выбирать. Если я уважаю свою свободу, я буду уважать свободу других.

Человек находится в постоянном выборе, понимает он это или нет. Наши мысли, наши желания, искушения... По сути мы складываем пазл нашей жизни. Мы сами себе выбираем компанию. Это наш выбор – стать разбойником или праведником.

- О реабилитации наркозависимых. Вы брались практически за безнадежное дело.

- Ну почему же? Любому человеку можно помочь. Главное, чтобы он захотел помощи. Чтобы был готов бороться и встать на ноги. Мы все зависимы от многих страстей. Нас всех тянет не туда часто. Тянут хвастовство, лень, раздражение... Но мы все-таки стараемся идти правильно. Это возможно. Наркомания – то же самое. Да, тяга сильнее. Но можно подсказать, как с этой тягой справляться.

- Казалось бы, очевидно: живи каждый по законам Божьим, по нравственным законам, - не было бы ни войн, ни подлости и предательств, ни той же наркомании...

- Изначально человек был поставлен царем в этом мире. Только присвоить этот мир себе мы не можем. Но человек способен призвать к действию силы, которые его возможности многократно превосходят. Мы всегда находимся на пересечении очень могущественных духовных сил. Вопрос что в нас берет верх: либо сила божественная, либо демоническая.

- Как изменить мир в лучшую сторону?

- Есть некоторые законы, по которым живут свободные существа. И закон говорит, что по большому счету я ничего не могу изменить в мире. Я могу помочь человеку измениться, если он попросит моей помощи, если между нами установится контакт. А изменить я могу только самого себя. Изменять себя можно очень сильно. Поэтому если хочешь изменить мир, надо заняться собой.

Как говорил великий святой, преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен, и вокруг спасутся тысячи». Не ты спасешь тысячи, а они спасутся. Формулировка очень точная. Прежде всего надо водворить мир в своей душе, и тогда уже мир и любовь будут распространяться вокруг нас. Что-то начнет происходить, люди начнут меняться, окружающая действительность. Но для этого ты лично должен стать другим. По сути через это раскрывается роль личности в истории.

- О строительстве храма в микрорайоне Южный и о храмах вообще. Почему это нужно?

- У нас есть шанс построить храм. Тем самым мы актуализируем присутствие Бога среди нас. Потому что Бог входит в нашу жизнь, если мы этого хотим и этому содействуем. Если мы хотим, чтобы он участвовал в нашей жизни, мы строим храм, и Господь будет в нашей жизни участвовать.

Если мы не призываем Бога в нашу жизнь, он не вмешивается. Призываем –спасает. Построить храм - построить дом для Бога. Он будет здесь жить, с нами. Это шанс открыть дорогу благим переменам. И у нас есть эта возможность. Недавно закончились времена, когда нельзя было строить храмы. А сейчас можно - пожалуйста. И влияние будет огромным на всю нашу жизнь, на жизнь этого города. Мы можем сделать такой подарок не только себе, но и нашим детям, детям наших детей. Мы уйдем, а храм будет стоять. И дети в этом храме будут молиться за нас.

Мы строим Богу дом здесь, он строит жилище нам там. Эти вещи взаимосвязаны. Если взять древних людей, наших предков, они так и мыслили. Сами жили в бедных хижинах, а дома для Бога строили такие, какие подобает. Сейчас это стремление утрачено. Строятся для себя комфортные квартиры, дома, усадьбы – дворцы, если сравнивать с прошедшими временами. А на дом для Бога денег нет, не хватает. Настолько унизительно это. Мы потеряли понимание каких-то вещей, самых главных.

В старые времена человек строил храм, и вокруг возникали поселения. Люди жались к Богу. Как можно строить селение, в котором нет места для Бога? Это было немыслимо для прежних людей. Если хочешь счастья, душевного равновесия, подружись с Богом. Построй для него храм – в своей душе, и на земле.

- На наши уши и души ежедневно давит большой информационный шум. Сопровождает повсюду. Радио, телевидение, интернет. Внушают, пугают, рекламируют, нервируют, зомбируют. Даже в обыденной жизни люди стараются друг друга перекричать, что-то доказывая...

- Мы потеряли культуру обмена мнениями, перестали друг друга слышать и хотим, чтобы слышали только нас. Мы молчим об обязанностях и кричим о правах. Но в жизни важнее умение слышать, а не говорить. И в умении делать, а не кричать и требовать.

Весь лишний шум – от лукавого. Голос Бога очень негромкий. Очень важно его услышать. В этом и есть задача внимания в духовной жизни. Это главное духовное дело – слышать и слушать голос Бога. Бог не слишком далеко, он гораздо ближе, чем мы думаем.

Ирина Котлова

Нужна помощь!