Каменская Епархия

Карта сайта

Разделы

Святые епархии

Священномученик Иоанн Иоаннович Шишов

***Память 13 августа (26 августа по новому стилю).
Священномученик Иоанн Шишов родился в 1867 году.

Предположительно его отцом был псаломщик Флоро-Лаврской церкви села Пироговского Камышловского уезда Иоанн Филиппович Шишов. В 1880 году Иван окончил курс обучения в Далматовском Духовном училище по второму разряду и поступил в Пермскую Духовную семинарию. Учеба в семинарии, особенно на первых порах, давалась Ивану Шишову нелегко (по окончании первого класса он имел переэкзаменовки по Священному Писанию и математике, а после второго класса — по греческому языку), но благодаря своему трудолюбию и упорству он смог преодолеть все трудности. В 1886 году Иван Иванович окончил семинарию по второму разряду и вскоре после этого вступил в брак с дочерью священника Иоанна Николаевича Оранскогфо Ольгой. Впоследствии у них родилось трое детей: сыновья Владимир и Петр и дочь Елизавета.

Много скорбей пришлось перенести отцу Иоанну и матушке Ольге из-за своих детей. Отец Иоанн желал, чтобы его*** первенец Владимир, родившийся в 1890 году, стал священником, и отдал его для обучения в Екатеринбургское Духовное училище. Однако Владимир, обладая незаурядными способностями к живописи, оставил училище и тайно от отца поступил в рисовальную школу. Конечно, такой самовольный поступок сына не мог не принести родителям большого огорчения. Впоследствии Владимир Иванович продолжил обучение в Казанской художественной школе у известного русского живописца Н. И. Фешина, а в 1914 году был призван в действующую армию. Почти сразу же он попал в австрийский плен и в течение нескольких лет находился при лагере «Визельбург». Там он делал зарисовки для австрийских крестьян и нередко получал за это «вознаграждение» — молоко, хлеб, сало, благодаря которым он и его товарищи могли поддерживать свои силы. Владимир возвратился к родителям только в 1918 году — после долгих лет мучительной для них разлуки...

Дочь отца Иоанна Елизавета скончалась в возрасте двенадцати лет. После ее смерти отец Иоанн и матушка Ольга удочерили девочку-сироту Зою, которая впоследствии вышла замуж, имела дочь, но умерла также в молодом возрасте. «Искушения и скорби, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов, — ниспосылаются человеку для его пользы: образованная ими душа делается сильною, честною пред Господом своим. Если она претерпит все до конца с упованием на Бога, то невозможно ей лишиться благ, обещанных Святым Духом...». Те скорби, что переносил отец Иоанн в течение всей своей жизни, вероятно, как бы подготовили его к принятию, с полной верой и смирением, чаши мученичества, которую Богу было благоугодно послать ему.

В декабре 1887 года Иоанн Шишов принял сан священника и был назначен на служение к Вознесенской церкви села Крестовского Камышловского уезда. Через пять с половиной лет его перевели к Покровской церкви Колчеданской женской общины того же уезда.

Село Колчеданское, некогда Колчеданский острог, было основано в 1673 году в семидесяти верстах от города Камышлова, на левом берегу реки Исети, в месте впадения в нее речки Колчеданки.

В 1865 году в селе Колчеданском была учреждена Покровская женская община, при которой устроили храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, с приделами во имя Праведного Симеона Верхотурского и Апостола Иоанна Богослова. При общине действовала церковно-приходская школа для девочек. Из ста сорока восьми насельниц, проживавших в Покровском монастыре в начале ХХ века, сто пятнадцать получили начальное образование при этой обители. Отец Иоанн преподавал в этой школе Закон Божий и заслужил самые высокие отзывы о своей деятельности епархиальных наблюдателей церковных школ. Так, в отчете за 1897–1898 учебный год говорилось, что священник Иоанн Шишов исполняет свои обязанности «с особенным старанием, ревностию и успехом», а в отчете за 1898–1899 годы отмечалось, что батюшка трудится на своем поприще «с особенным усердием, любовию и знанием дела». В 1897 году «за усердную и весьма полезную службу и благочестное житие» он был награжден набедренником. А через год по представлению Епархиального училищного совета ему было преподано Архипастырское благословение «за труды по церковно-школьному делу и за материальное содействие школам»6. Кроме преподавания в школе, отец Иоанн в 1894–1895 годах исполнял также обязанности духовного следователя по 2-му округу Камышловского уезда.

wiwov 03

Священник Иоанн Шишов с родственниками. Слева направо: священник оанн Оранский (тесть отца Иоанна Шишева), его дети Анна и Михаил, супруга отца Иоанна Шишова Ольга Ивановна (в девичестве Оранская) с дочерью Елизаветой, отец Иоанн Шишов с сыном Владимиром, дочь отца Иоанна Оранского Аполлинария. Фотография 1893 или 1894 года

В апреле 1900 года Указом Преосвященного Иринея, епископа Екатеринбургского и Ирбитского, отец Иоанн был перемещен на первую священническую вакансию к церкви во имя Великомученика Георгия в селе Мироновском Верхотурского уезда, где и прошла вся его дальнейшая жизнь.

Село Мироновское7 было основано в XVII веке на месте впадения реки Арамашки8 в реку Реж. Первую деревянную церковь построили в селе в 1750-х годах. Каменный храм во имя Великомученика Георгия Победоносца с приделом в честь Покрова Пресвятой Богородицы был возведен в 1801–1835 годах. К началу ХХ века в селе насчитывалось более двухсот двадцати дворов с населением, составлявшим 1200 человек. Примечательны живописные окрестности Мироновского. Поблизости от него, на берегу реки Реж, стоит так называемый Монторов камень — огромная береговая скала в тридцать восемь с половиной метров высотой. Невдалеке расположена другая скала, называемая Большой пещеркой, а находящаяся в ней природная пещера с двадцатиметровым коридором является местной достопримечательностью.

Во время служения в селе Мироновском отец Иоанн был назначен заведующим церковно-приходской школой деревниwiwov 02 Липинской Мироновского прихода, а также являлся членом-соревнователем Общества взаимного вспомоществования учившим и учащим в церковно-приходских школах и школах грамоты Екатеринбургской епархии. Общество это, состоявшее под покровительством Преосвященного, было создано в конце 1902 — начале 1903 года. Основной его задачей являлось оказание помощи учителям и учительницам школ, попавшим в трудное материальное положение.

В течение многих лет отец Иоанн являлся также действительным членом братства во имя Праведного Симеона Верхотурского и одновременно — членом Православного миссионерского общества по Екатеринбургскому комитету.

Братство во имя Праведного Симеона было образовано в 1886 году. Основными его целями являлась просветительская и миссионерская (прежде всего противораскольническая) деятельность. Члены его занимались распространением среди простого народа книг, брошюр и листков духовно-нравственного содержания, по воскресным и праздничным дням организовывали религиозно-нравственные чтения. Чтения эти всегда начинались и заканчивались общим пением молитв, в конце совершалась бесплатная раздача листков, любимыми из которых были «Троицкие». Вероятно, участвовал в этой деятельности и отец Иоанн.

В 1897 году в ведение братства святого Симеона были переданы противораскольнические миссионерские комитеты, организованные в местностях, особенно зараженных расколом. Основной их задачей являлось ограждение православного населения от вредного влияния со стороны раскольников. Самыми распространенными мерами служили частые личные увещевания и вразумления, а также публичные собеседования. Совет братства Святого Симеона назначал председателей и членов комитетов, рассматривал их отчеты и программы собеседований, выписывал для них старопечатные книги, снабжал противораскольническими листками и брошюрами для бесплатной раздачи. В начале ХХ века на территории Екатеринбургской епархии действовало тридцать пять таких комитетов. Отец Иоанн, будучи также одним из членов Православного миссионерского общества по Екатеринбургскому комитету, несомненно, принимал в этой деятельности посильное участие. Кроме того, участвовал он и в организации так называемых «Палестинских чтений». В отчетах о деятельности Екатеринбургского отдела Императорского Православного Палестинского общества за 1905–1906 годы он был назван среди священников, проявивших особую ревность в организации Палестинских чтений, а также среди тех, кто участвовал в сборе пожертвований в пользу Православного Палестинского общества.

«Палестинские чтения» систематически устраивались в епархии «для ознакомления православного населения... с дорогими и близкими для каждого верующего христианна священными местами Палестины»1. Чтения проводились в помещениях храмов или школ, иногда даже с показом «туманных картин», благодаря которым чтения «приобретали б?льшую наглядность и сильнее запечатлевались в воображении слушателей». Во время чтений бесплатно раздавались брошюры и листки с рассказами о Святой Земле и изображения священных мест. Крестьяне помещали эти изображения рядом с иконами, а брошюры читали вслух в кругу семьи. По отзывам очевидцев, местное население относилось к чтениям о Святой Земле «очень сочувственно» и охотно их посещало, «чтения всегда выслушивались с должным вниманием и видимым интересом». Только в 1906 году отцом Иоанном было проведено двенадцать таких чтений.

В сентябре 1902 года батюшка был назначен также катехизатором по 2-му округу Верхотурского уезда на 1903 год.

Столь активная преподавательская, общественная и пастырская деятельность отца Иоанна, искреннее усердие в исполнении возлагаемых на него церковных послушаний не могли не привлечь внимание священноначалия: отец Иоанн неоднократно удостаивался наград. Так, в 1902 году к празднику Пасхи, «за ревностное исполнение пастырских обязанностей» батюшка был награжден скуфьей. В мае 1908 года, ко дню рождения Его Императорского Величества Государя Императора Николая II, отец Иоанн удостоился награждения камилавкой, а к 1915 году имел наперсный крест.

Эта награда стала словно символом того, что предстояло вскоре перенести ревностному пастырю: спустя всего три года Господь даровал ему нести другой крест — крест скорбей и мученичества в кровавой смуте гражданской войны.

«Гражданская война не знает писаных законов, — писал в августе 1918 года в «Известиях» М. Лацис, главный помощник председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского. — Капиталистические войны имеют свои писаные законы... Но у гражданской войны законы свои. В гражданской войне нет места для суда над врагами. Это — смертельная схватка. Если не убьешь ты, убьют тебя. И если ты не хочешь быть убитым, убей сам!».

18/31 августа 1918 года Ф. Э. Дзержинским и его заместителем Я. Х. Петерсом было составлено обращение «К рабочему классу», в котором говорилось: «Пусть рабочий класс раздавит массовым террором гидру контрреволюции! Пусть враги рабочего класса знают, что каждый задержанный с оружием в руках будет расстрелян на месте, что каждый, кто осмелится на малейшую пропаганду против советской власти, будет немедленно арестован и заключен в концентрационный лагерь!2. Газета «Известия» опубликовала этот призыв 21 августа/3 сентября, а уже на следующий день в той же газете появилась инструкция народного комиссара внутренних дел Г. И. Петровского для местных Советов: «Расхлябанности и миндальничанью должен быть немедленно положен конец. При малейших попытках сопротивления должен применяться массовый расстрел. Ни малейших колебаний, ни малейшей нерешительности в применении массового террора!».

Эта инструкция стала сигналом к официальному началу красного террора, а уже 23 августа/5 сентября 1918 года советское правительство легализовало террор знаменитым Декретом о красном терроре: «Необходимо обезопасить Советскую республику от классовых врагов путем изолирования их в лагеря. Подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Позднее Ф. Э. Дзержинский признавался: «Законы 3 и 5 сентября наконец-то наделили нас законными правами на то, против чего возражали до сих пор некоторые товарищи по партии, на то, чтобы кончать немедленно, не испрашивая ничьего разрешения, с контрреволюционной сволочью».

Ситуация на Урале усугублялась тем, что уральские власти действовали более самостоятельно — согласно принципам «революционной целесообразности» — и развернули кампанию террора задолго до ее официального провозглашения. Кроме того, уральские территории находились в эпицентре гражданской войны, отчего террор приобрел здесь особый размах и трагизм.

Летом 1918 года на Урале была объявлена мобилизация в ряды Красной армии. Однако это не вызвало сочувствия у местного населения — большинство мужчин недавно вернулись с фронтов Первой мировой войны и отказывались снова идти воевать. В селе Мироновском и окрестных с ним селах и деревнях отказавшихся призывников насчитывалось до двух тысяч человек. Они «сконцентрировались в селе Мироново, с целью уклониться от службы, хотя они не были вооруженные, а в селе играли в городки», — говорилось впоследствии в одном из советских документов. В ответ на этот протест красногвардейцы, сосредоточив на берегу реки Реж несколько отрядов с пулеметами, вошли в Мироновское с требованием немедленного подчинения мобилизации. «Большинство согласились, поехали на станцию Егоршино, некоторые дорогой начали разбегаться, некоторых порастеряли»... К организации протеста красные сочли причастными нескольких священников сел Мироновского и близлежащего Лягушинского. Вскоре все они приняли мученическую смерть. О том, как произошло убийство отца Иоанна Шишова, позднее рассказывалось в газете «Уральская жизнь»: 13/26 августа 1918 года в Мироновское вошел отряд из пяти вооруженных конных красноармейцев. Явившись к обоим служившим там священникам: отцу Иоанну Шишову и отцу Иоасафу Панову, красноармейцы объявили им о поступившем на них доносе в антисоветской агитации и приказали следовать в штаб полка, располагавшийся в то время на станции Егоршино. Отца Иоанна вызвался сопровождать его сын Владимир, только что вернувшийся из австрийского плена, а с отцом Иоасафом поехал сын Сергей. «Выехали за село, — пишет автор статьи. — Проехали с версту. „Стой", — командуют красные. Священники остановились. „Попы-черти, вылезайте! И ты, белогвардеец — (сын отца Панова)!" Священники и молодой человек слезли. Сын отца Шишева остался на лошади. „Ну, попы, вставайте в ряд, поднимайте руки вверх, молитесь своему Богу, сейчас вас расстреляем", — командуют изверги. Следует брань, залпы из ружей, и три жертвы принесены... Свидетель этой ужасной сцены, сын отца Шишева, сидел как бы окаменелый, потеряв рассудок...». Так погиб верный служитель Церкви Христовой — отец Иоанн Шишов. «Вечная память этим мученикам!» — писали «Известия Екатеринбургской Церкви» чуть позже.

После расстрела отца Иоанна Владимир получил от красных разрешение на захоронение его тела в селе Мироновском, что и было им сразу же исполнено.

Супруга отца Иоанна Ольга Ивановна пережила своего мужа почти на тридцать лет: она отошла ко Господу уже после Великой Отечественной войны — в 1946 или 1947 году.

Владимир после 1918 года переехал на жительство в город Алапаевск, где стал известным художником. Его картины находятся в Доме-музее П. И. Чайковского в Алапаевске, в краеведческом музее Екатеринбурга и картинной галерее Перми, во многих частных собраниях. У него было трое детей: сыновья Аполлон и Иван и дочь Антонина. Последняя в течение многих лет преподавала рисование в школах Свердловска. Скончался Владимир Иванович в 1942 году в возрасте пятидесяти двух лет.

Священник Иоанн Шишов. Фотография 1903 года

Младший сын отца Иоанна Петр во время гражданской войны служил в Белой армии, поэтому впоследствии в советском государстве не мог устроиться на квалифицированную работу. Долгое время он жил с супругой в Алапаевске в одном доме с братом, и работал жестянщиком. Единственный его сын Владимир умер в младенчестве. Петр Иванович прожил до глубокой старости и скончался после продолжительной болезни в 1980-х годах.

У родственников отца Иоанна Шишова сохранилось несколько фотографий священника и его семьи. Во всех чертах лица батюшки запечатлены неподдельные кротость и смирение, внутреннее благородство и одухотворенность; в серьезном взгляде — тихая печаль.

В 2002 году священномученик Иоанн Шишов был прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии

Нужна помощь!