«Церковь – это большая семья».

Интервью руководителя Координационного центра ОЦБСС епископа Мефодия газете о наркомании и ее последствиях «Пока не поздно». Тема беседы — противодействие такому злу, как наркомания.

ПНП — Не могли бы вы кратко обозначить позицию Православной Церкви в отношении борьбы с химической зависимостью?

— Для Православной Церкви наркозависимые – это в первую очередь люди, которые попали в беду. Это не преступники, им нужна помощь. Они -часть нашей паствы. Мы признаем, что наркомания — это многоплановое явление, это проблема физическая, психическая, социальная и духовная. И у Церкви свои подходы к работе с такими людьми.
Мы работаем в системе помощи, предупреждения и профилактики, а не в силовом поле — не препятствуем предложению, а снижаем спрос на это »зелье».

Главное здесь — это взаимодействие с обществом и государством, потому что именно благодаря такому взаимодействию и возможно охватить все стороны жизни человека, попавшего в беду.

Церковь работает c наркозависимыми на разных уровнях. На общецерковном (федеральном), епархиальном ( это работа с регионами) и на приходском уровне ( отдельные общины). На каждом уровне есть определенные задачи в работе и каждый из них находится в стадии развития.

ПНП — Нас больше интересует та часть, которая касается первичной профилактики. Как
Церковь может повлиять на тех, кто еще не ступил на скользкий путь наркомании?

— Основная задача Церкви — проповедь нравственных ценностей. И профилактика, в этой сфере, носит особый характер. Это скорее профилактика девиантного поведения в целом, мы хотим удержать людей от греха. Церковь не просто учит людей быть порядочными гражданами. Она призвана делать из людей святых. Продукт Церкви — это святые люди, праведники. У Церкви есть выверенные веками »технологии» работы с людьми разного возраста, интеллектуальных способностей, способствующие повышению их нравственного уровня.

Церковь не только является проповедником среди своей паствы, но кроме этого создала программы, специально разработанные в связи с эпидемией наркомании с учетом особенностей российского менталитета и »культурного кода». Это программы первичной профилактики »Живая вода», »Ладья» и »Дорога к дому».
Первые две программы созданы для детей и подростков, они больше напоминают игру с прохождением препятствий. Они учат обходить стороной искушения, соблазны и находить смысл жизни.
Программа »Дорога к дому» рассчитана на более старшее поколение, молодых родителей. Она помогает людям войти во взрослую жизнь, учит воспитанию детей.
Каждая программа построена как целостная система, охватывает множество вопросов и, в то же время, делает это не навязчиво.

ПНП — Где используются эти программы?

Эти программы разработаны для внеклассной системы обучения, но могут идти в рамках дополнительного образования. В том числе их апробитовали в колонии малолетних преступников, где они показали высокую эффективность. Это, в первую очередь, ценно-ориентированные программы, которые не являются миссионерскими и принимаются разными религиями. Они основаны на базовых ценностях и их преподают не священники. Они преподаются учителям и психологам школ, техникумов на семинарах, а те, в свою очередь, получив профессиональный навык, вводят эти программы в качестве дополнительного образования.

ПНП — У вас есть программы для ВУЗов?

— Да. Такие программы, как »Ладья» и »Дорога в жизнь» подходят для людей в возрасте 15 — 25 лет.

ПНП — То есть, нести просветительскую работу нам нужно на самом низовом уровне?

— Да. И очень важно, чтобы люди сами участвовали в этом. Все-таки Церковь предлагает участие в богослужениях. Так же и в программах. Церковь имеет опыт вовлечения людей в деятельность, и у нас есть наработки в этом направлении.

ПНП — Сталкивались ли вы с тем, что современное антинаркотические законодательство накладывает определенное ограничение на первичную профилактику химической зависимости?

— Я считаю, что эта проблема еще не осмыслена до конца. Первичной профилактикой среди тех, кто еще не попробовал, можно назвать разные занятия — футбол, творчество, всякую ориентацию на здоровый образ жизни.
В случае вторичной и третичной профилактики более понятно, что здесь человеку нужна помощь, возможно реабилитация. А если подросткам, которые еще не попробовали наркотик, постоянно говорить, что пробовать нельзя, то эффект будет противоположный. Это лишь привлечет внимание. Первичная профилактика требует правильного понимания в обществе. А также, что наркоман — это человек на определенной стадии заболевания, а не преступник от которого надо отворачиваться. Ему можно и нужно помочь.

ПНП У вас есть работа » Если наркоман приходит в общину». Расскажите, как на практике принимают таких людей?

— По-разному. К сожалению, не каждая община может позволить себе принимать таких людей. Но Церковь в целом в помощи отказывать не может. Как правило, параллельно с реабилитацией происходит и воцерковление, и это собственный выбор людей, обратившихся в Церковь за помощью. Это в природе Церкви — помогать всем, кто просит поддержки. Мы не можем отказаться от самих себя. У нас уже есть понимание, как правильно оказывать таким людям поддержку и постепенно приходим к реализации задуманного.

ПНП При Церкви есть реабилитационные центры?

— Да, сейчас их около 70. Это церковные приходы, центры, монастыри. Работа таких организаций не афишируется, каждая имеет свою специализацию.

ПНП — Вернемся к делам законодательства. То есть речь о том, что оказывается по закону о местном самоуправлении , власти самого низового муниципального уровня, которые ближе всего к людям не наделены правом, точнее даже им не вменяется в обязанности заниматься профилактикой наркомании. Что вы об этом думаете?

— Борьба с химической зависимостью — это не очень простая тема. И главное здесь — компетентность. Важно не навредить. И если заниматься этой проблемой всерьез – то, конечно, при взаимодействии со специалистами.
Наркозависимость — это проблема мировоззрения, на биологическом уровне она не излечима. И мы помогаем зависимому жить так, чтобы эта болезнь себя не проявляла. Важно отметить, что наркозависимый в этой борьбе наш партнер. К сожалению, медицина действует из парадигмы »врач-пациент». Делай, что я скажу. Когда человек приходит к священнику, он не говорит ему — »я праведник, а ты — грешник». Он говорит — мы все грешники. Это равенство и уважение, в отличие от подхода медицины. Поэтому, на мой взгляд, основы работы с зависимыми должны быть существенно пересмотрены. Ведь мы, в большей степени, помощники, а не учителя.

ПНП — В связи с этим мы недавно беседовали с генеральным директором института имени В.П. Сербского . И он сказал, что налажен контакт с православной Церковью, а также о введении нового курса оказания помощи химически зависимым и их близким для священнослужителей.

— Вопрос в стадии обсуждения. Только недавно мы говорили с Владыкой Евгением, руководителем учебного комитета, о том, что нужно ввести в одном из учебных курсов семинарий раздел по работе с наркозависимыми. Но сейчас многие желают что то добавить. Очень сложно увеличивать в объеме учебные программы. Пожелание Зураба Ильича — ввести в семинариях курс психологии. В том, что будет введен блок о помощи химически зависимым и их близким — несомненно.

ПНП — Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

Я бы хотел »протереть глаза» читателям и помочь им взглянуть на эту проблему иначе. Потому что мифология, которая царит вокруг наркомании сейчас, не позволяет радикально решать проблему. А когда мы поймем, что эти люди попали в беду и им нужно помочь — мы найдем силы что-то сделать. Знаете, я иногда встречаюсь с чиновниками, общаюсь с ними, а потом один из них подходит ко мне со словами: »Знаете, а у меня у сестры сын — наркоман..». И так далее. К сожалению, это касается каждого.

Наше государство — большая семья, и Церковь — одна семья.

Источник: www.narkom.info