Сергей Гаврилов: «Призывающим закрыть храмы стоит напомнить статьи Уголовного кодекса»

Фото: пресс-служба депутата Госдумы С. А. Гаврилова

«Пасха без прихожан» стала одним из самых скорбных последствий коронавирусной пандемии. Но законными ли были требования региональных властей, органов Роспотребнадзора и государственных санитарных врачей к Русской Церкви закрыть храмы для верующих? Эксперты Комитета Государственной думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений пришли к выводу: административное закрытие зданий религиозного назначения было ничем иным, как произволом.

Автор:
Тюренков Михаил

Органы власти обязаны соблюдать Конституцию, федеральное законодательство и чтить Уголовный и Административный кодексы. Казалось бы, очевидные вещи. Однако пандемия коронавируса внесла свои коррективы: как в центре, так и на местах «режим повышенной готовности и самоизоляции» многие чиновники восприняли, будто установление «революционной законности», то есть узаконенного беззакония.

Пасха-2020: Испытание веры

Как и столетие назад, чиновничий произвол, в первую очередь, оказался обращён против религиозных организаций, которым было императивно указано закрыть храмы для верующих. В итоге Пасха-2020 впервые в истории Русской Церкви в большинстве регионов нашей страны стала «Пасхой без прихожан». Разумеется, местные чиновники, как в строгих костюмах, так и в белых халатах, ссылались на различные законы. В реальности нарушая как букву, так и дух российского законодательства.

20 апреля на сайте Госдумы России было опубликовано Заключение членов Экспертного совета Комитета Государственной думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений по изменению режима функционирования зданий религиозного назначения (храмов) и посещению их верующими в условиях режима повышенной готовности и самоизоляции. Документ, детально обосновывающий незаконность закрытия зданий религиозного назначения, применения насильственного выдворения верующих из храмов, привлечения их к ответственности за посещение храма.

Об этом экспертном заключении, сложившейся ситуации в отношениях церковных и светских властей, а также о том, как Церковь и государство могут совместно противостоять распространению коронавирусной инфекции телеканал «Царьград» побеседовал с главой упомянутого думского комитета Сергеем Гавриловым.

«Светские власти не понимают Божественную природу Церкви»

ЦарьградСергей Анатольевич, ситуация поистине сюрреалистичная: гипермаркеты, салоны красоты и абортарии открыты, храмы приказано закрыть. Многие верующие резонно возмущены: законно ли это? Притом, что Русская Православная Церковь ещё в марте предприняла поистине беспрецедентные санитарно-эпидемиологические профилактические меры в своих приходах. И вот, наконец, появился серьёзный документ, детально обосновывающий незаконность антицерковных действий ряда чиновников. Расскажите, пожалуйста, как появилось это экспертное заключение?

Сергей Гаврилов: Когда в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и многих других регионах России появились предписания, ограничивающие религиозные свободы граждан, мы увидели, что их правовая сторона, мягко говоря, несовершенна. После двух десятилетий отношений светских и церковных властей, близким к «симфонии» (византийский идеал взаимодействия Церкви и государства – ред.), оказалось, что у многих региональных чиновников нет чёткого понимания Божественной природы и сущности Церкви. Нет понимания её исключительной роли в деле национального единства и патриотического воспитания, деле социального служения, благотворительности и милосердия, и конечно, деле спасения душ, самом главном для верующих людей.

Конечно, такое отношение – это следствие наших общих недоработок, недостаточного образования, в том числе духовного. И это привело к тому, что в период принятия срочных антивирусных решений в отношении к религиозным организациям в попытках ограничить их деятельность начали использоваться худшие стандарты советского времени. И стало ясно, насколько слаба и несовершенна наша правовая конструкция.

Ц.А по сути, некоторые чиновники её вовсе проигнорировали?

С. Г.: Требования закрыть храмы для прихожан, попытки начать штрафовать верующих, пришедших на богослужения, вступили в противоречия как с действующей Конституцией России, так и с духом тех поправок по укреплению традиционных, в том числе духовных ценностей как стержня нашей страны, которые совсем недавно были внесены главой государства и поддержаны в парламенте. При этом региональные власти забыли, что, как бы они того ни хотели, их решения не распространяются на деятельность религиозных организаций. Таковы буква и дух закона.

Подчеркну: никакие региональные нормативные акты не могут противоречить конституционным правам граждан на свободу совести и вероисповедания и вытекающему из них федеральному закону «О свободе совести», где чётко прописано, что богослужения совершаются беспрепятственно. Любые ограничения могут устанавливаться федеральным законом, который не был принят. Но даже в случае его принятия, даже в случае чрезвычайного положения, которое не было введено, права и свободы человека, включая коллективное исповедание веры, не могут быть ограничены.

«Пасха без прихожан». Храм Христа Спасителя. 19 апреля 2020 года. Фото: patriarchia.ru

«Направляющихся в храмы приравняли к праздно шатающимся»

Ц.Это очень существенный момент. Давайте проговорим его отдельно. Получается, любые указания закрыть храмы со стороны глав ли регионов, санитарных ли врачей, могли быть только рекомендательными?

С. Г.: Разумеется. Наши храмы – это не государственные учреждения, не бизнес-структуры, не места для развлечения. Согласно законодательству, работу храмов вообще нельзя ограничить. Можно лишь ограничить деятельность отдельных категорий граждан: больных, контактировавших с больными, возможно ограничить даже по возрастному принципу, относительно же работы храмов можно только рекомендовать и просить верующих воздержаться от посещений богослужений.

Что же касается деятельности санитарных врачей, то их предписания – это следствие решений региональных властей. Важно сказать, что и санитарные врачи не вправе ограничивать деятельность религиозных организаций, их предписания также могут носить только рекомендательный характер. Более того, уже упомянутое мной непонимание природы Церкви привело к тому, что направляющихся в храмы верующих приравняли к гуляющим, причём даже не к гуляющим с собакой, а к праздно шатающимся.

И конечно, очевидна несправедливость, когда восстанавливается работа многих бизнес-структур (и это нормально), а храмы продолжают оставаться закрытыми для верующих. Особенный же контраст, когда мы видим давку на проходных или, как недавно, в московском метро, переполненные гипермаркеты и… храмы на замке. Получается, извлечение доходов становится приоритетным по сравнению с конституционными правами верующих. Разве это не дискриминация? При этом важно понимать, что для верующего человека такие моменты, как Пасхальное богослужение, крещение ребёнка, соборование, причащение умирающих и отпевание умерших – куда важнее похода в магазин и выгуливания собаки.

Ц.Несомненно. И всё-таки каков основной вывод экспертной комиссии возглавляемого Вами думского Комитета в связи со сложившейся ситуацией?

С. Г.: Сейчас, в условиях режима повышенной готовности (а не чрезвычайного положения), любые федеральные и региональные решения необходимо принимать крайне деликатно и уважительно к интересам религиозных организаций. И в первую очередь, Русской Православной Церкви, понимая не только её историческую роль, но и сегодняшнюю важность как высшего института духовного оздоровления и поддержки верующих.

При этом нельзя закрывать глаза и на ту практическую благотворительную деятельность, которой Церковь занимается, в том числе на уровне епархий и отдельных приходов (несмотря на своё непростое материальное положение – вопреки расхожим мифам). Особенно важно отметить деятельность православных добровольцев, помогающих нуждающимся пожилым и больным людям.

Мы видим, что Русская Православная Церковь в лице её священноначалия всегда идёт навстречу светским властям, готова согласовывать любые вопросы, идти на компромиссы. Но это не должно быть одностороннее движение. Светские власти не должны принимать решения и акты, накладывать запреты и штрафы, напоминающие верующим о худших страницах нашей истории.

Более того, именно государство должно заботиться о безопасности верующих: предоставлять приходам медицинские маски, средства для дезинфекции и так далее. Не говоря уже о том, что в эти непростые для всех нас дни храмы должны получить льготы на аренду, на коммунальные платежи. И конечно, государство должно поддерживать церковные добровольческие, волонтёрские инициативы, для чего есть все законодательные основания.

Что же касается прошедших Пасхальных богослужений, то не было никаких оснований для воспрепятствования участия в них прихожан, даже с точки зрения сегодняшней эпидемиологической ситуации. Совместными усилиями Церкви и государства богослужения вполне можно было сделать совершенно безопасными в плане ограждения людей от распространения коронавирусной и любой другой инфекции.

«Необходимо усилить социальную роль Церкви»

Ц.Но что можно и нужно исейчас, уже после «Пасхи без прихожан», когда во многих регионах, в том числе в Москве, храмы остаются закрытыми для верующих?

С. Г.: Здесь я очень надеюсь на полномочных представителей президента в федеральных округах, которым, как и большинству губернаторов, отправил официальные письма с заключением нашей экспертной комиссии. Сейчас очень важно принять меры по защите прав верующих, и в первую очередь клира, в том числе – епископов, которые могут оказаться под очень серьёзным давлением, носящим неправовой характер.

Любые антицерковные действия должны расцениваться как антигосударственные, антиконституционные, антироссийские, как подрывающие единство нашей страны и направленные против её исторического наследия, о котором особо говорится в поправках в Конституцию. Светским властям любого уровня нужно не пытаться регулировать жизнь Церкви, а встречаться со священноначалием и договариваться с ним. И, извлекая уроки из случившегося, хочу подчеркнуть, что сложившаяся ситуация только подтвердила необходимость усиления социальной роли Русской Православной Церкви.

А излишне активным гражданам, призывающим закрыть храмы, я напомню, что у нас существуют и 148-я статья Уголовного кодекса («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий»), предусматривающая наказание за «незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний», и ряд других статей Уголовного и Административного кодексов, защищающих права верующих.

Поэтому я бы попросил всех представителей исполнительной власти действовать в чётком соответствии с конституционными нормами, нормами наших кодексов и федеральным законом «О свободе совести» и проявляя уважение к священноначалию, клиру и вообще всем верующим. И отдельно хочу поблагодарить ряд губернаторов, которые именно так и поступают в сегодняшней ситуации.

Источник: Царьград ТВ
https://tsargrad.tv/articles/sergej-gavrilov-prizyvajushhim-zakryt-hramy-stoit-napomnit-stati-ugolovnogo-kodeksa_249465

Каменская епархия с благодарностью примет Вашу помощь на поддержание её уставной деятельности.