Иеромонах Феодосий: «В Преображенском монастыре присутствует Божия благодать»

Иеромонах Феодосий (Сохарев) родился в 1973 году в Каменске-Уральском. Монашеский постриг принял в 2001 году. В 2005 году стал иеродиаконом, в 2009 — иеромонахом. В Спасо-Преображенском мужском монастыре служит с 2004 года, последние три года исполняет обязанности игумена. Окончил Екатеринбургскую духовную семинарию(2015 г.) и Санк-Петербургскую духовную академию(2018 г.)

— Отец Феодосий, откуда вы родом, чем увлекались и кем мечтали быть в детстве? Кем трудились ваши родители?

— Я родом из Каменска, учился в 15-й школе. Отец — механик цеха на СинТЗ, мама — инженер-технолог на радиозаводе. Я увлекался спортом, рыбалкой, книжки читал, особенно по технике. Мечты менялись: хотел быть конструктором, военным летчиком, ученым. Участвовал в физических олимпиадах, поступил в физматшколу в Москве: 10-й класс там отучился…

— Интересовали ли вас тогда вопросы веры?

— Я был пионером, как и все, и у нас был четкий ответ, что Бога нет. В школе проводили профилактическую работу, вызывая отвращение к религии: мол, это сектанство, антисанитария, мракобесие. В московской школе у нас в качестве эксперимента преподавали Закон Божий. Мы относились к этому не очень серьезно. Но на одном из последних уроков священник сказал, что Бог есть Троица, Троица есть любовь. И это как-то врезалось в голову… Вопрос о вере долгое время не стоял. Хотя, когда было тяжело, я обращался к Богу: в трудные моменты атеизм пропадает.

— А потом был университет?

— Я поступил в УрГУ на физфак, но через полтора года учебу бросил и пошел на завод…

— Почему?

— Ну, не идет учеба — и все. Вроде отметки «отлично», но сил просто нет, чтобы освоить весь объем знаний. Здоровья не хватает, все функции организма расстраиваются. Я понял, что наука — это не мое. Стал искать другое призвание. Несколько лет проработал на Синарском трубном заводе (токарем, потом плотником- столяром), а в 1997 году ушел в Боровской монастырь трудником.

— И как восприняли эту новость ваши родители? Они не были верующими? Вы у них единственный сын?

— Спокойно восприняли. Поняли, что у меня такой путь. Отец был крещеным, но в церковь не ходил. Мама окрестилась в конце 90-х. У меня есть младший брат, у него двое детей, он программист.

— Но почему вы выбрали монашество?

— В 1992 году я крестился в Свято-Троицком соборе. Из-за проблем со здоровьем: просто не знал, как буду жить дальше. А после крещения здоровье стало налаживаться. Я заинтересовался вопросами веры, книги определенные читал. И понял, что теория эволюции это миф, что мир не может возникнуть из ничего, просто так, это и с точки зрения физики нереально… Попав в одну тяжелую ситуацию, я дал обет Богу, что, если выйду из нее, то стану монахом.

— И слово сдержали…

— Про то, что сдержал, можно будет сказать, только когда уже в могилу лягу. Ведь на монахов нападают и страсти, и искушения. Пока держусь. Дай Бог, чтобы дальше продержаться…

— Уже 16 лет вы несете служение в Каменске…

— Попав в Преображенский монастырь — я почувствовал, что здесь мое место. Это трудно объяснить. Здесь присутствует Божия благодать. Не везде такое есть. Слышал от многих: случается в жизни какая-то критическая ситуация — человек приходит в наш храм — сразу чувствует успокоение, утешение, и жизнь устраивается. Здесь до 1929 года был женский монастырь, и, видимо, сестры со своей молитвой незримо нам помогают.

— Главное качество монаха — послушание?

— Не всегда. Иногда послушание противоречит твоей совести, твоим возможностям. И тогда в какой-то степени надо проявить… непослушание. Это называется рассудительность. Но совсем другое дело, когда непослушание проявляется по гордости.

— За что вы, говоря светским языком, любите свою работу?

— В монашестве такой закон: если что-то начинаешь любить (человека ли, занятие), то обязательно этого лишишься. Это называется пристрастие. Если Господь призвал тебя к священству — неси свой крест.
…Святитель Иоанн Златоуст сравнивает священство с морским сражением. Представьте себе корабли, которые сражаются, кипящее море, стрелы, копья… Так и в священстве идет постоянная битва за души ближних. В любое время дня и ночи ты должен быть наготове: тебе позвонят — и ты должен прибыть, чтобы исповедовать, причастить. Это сравнение мне близко, ведь я когда-то хотел стать военным.

— Если бы довелось участвовать в передаче «Не верю!» (диалог верующего и атеиста) на ТВ «Спас», какой бы главный аргумент вы привели, что Бог есть?

— Представьте, что вы пришли в лес и видите прекрасный дом. Вы можете допустить, что он возник сам по себе? Что в результате случайных порывов ветра деревья свалились, в под воздействием дождя как-то выстрогались бревна?.. А ведь человек гораздо сложнее дома. Сколько беседовал с неверующими — они ничего не могут сказать против этого аргумента. Но его привел не я, а диакон Андрей Кураев.

— Сколько сегодня в Свято-Преображенском мужском монастыре монахов, послушников, трудников?..

— Три монаха, один иеродиакон, три иеромонаха и владыка Мефодий, епископ Каменский и Камышловский. То есть 8 монашествующих — людей, давших обет Богу, что будут проводить жизнь в безбрачии, послушании, нестяжании. Сейчас у нас 6 трудников, они приехали из разных мест. Также есть два добровольца — это каменцы, которые регулярно приходят в монастырь и помогают в ремонте. Послушников на данный момент нет.

— Тема монашеской жизни интересна художникам, писателям, режиссерам. На днях пересмотрела фильм «Остров»…

— Сильный фильм… Может быть, он кого-то приведет к вере, к монашеству. В 2009 году у нас трудился парень, который шел с Украины на Соловки — хотел увидеть места, где снимался этот фильм. Проходя через Каменск, задержался в нашем монастыре на год. Человек он, как говорится, с руками — много сделал чего здесь хорошего. Ну, а потом продолжил свой путь.

— Не раз слышала от прихожан других каменских храмов, что приходская община при Преображенском монастыре — на редкость сплоченная. И территорию вместе облагораживают, и праздники проводят, и замечательную газету выпускают, и в соцсетях активны, и воскресную школу для взрослых организовали, и нуждающимся помогают, и в хосписе больных навещают… Как удалось сплотить приход?

— И более сплоченные общины есть… Мы просто стараемся жить, как жили первые христиане. У них имущество было общее и кто что имел — старался подать нуждающемуся. У общины было одно сердце и одна душа. Это описано в книге Нового Завета «Деяния святых апостолов». Этот идеал мы и должны воплощать в жизнь…
Большую помощь нам оказала и Московская патриархия: мы откликнулись на из письмо с предложением обучиться соцработе на приходе. Наша прихожанка прошла дистанционное обучение и работа закипела…
Монастыри всегда помогали нуждающимся. Нужно этому следовать, иначе мы можем потерять благодать Божию, которую до нас тут преумножали сестры-монахини. Мы тоже должны что-то доброе оставить после себя. Конечно, может, нам удастся построить какие-то сооружения, корпуса, храмы. Но главное, чтобы тут была благодать, Святой Дух. Дух братства, любви, смирения, послушания. Тогда монастырь будет жить и после нас. А иначе все, что ни построим, разрушится.

— Отец Феодосий, какие качества вы больше всего цените в людях? И что, наоборот, не нравится?

— Нравится самоотверженность. Когда человек живет не для себя, а для ближнего, для Бога. Не нравится, когда замкнут на себе, ставит себя выше всех.

— Что вас огорчает в жизни, в обществе? Что, наоборот, радует?

— Огорчает, что сейчас как-то все успокоились, нет прежней ревности в вере. Когда люди приходили в возрождающиеся храмы, все удивлялись, радовались. Сейчас такое горение угасло. Люди привыкли к Церкви и даже к Таинствам… Радует же, когда люди далекие от Церкви приходят в храм, начинают молиться, жить духовной жизнью, какие-то страсти у них пропадают. Порой думаешь, человек пропащий… Вот один мужчина даже бомжевал, близкие не считали его уже за человека. Пришел к нам — стал трудиться, молиться. И жизнь стала налаживаться — вернулся в семью, устроился на работу. Чудо возрождения человека. И этот случай не единственный.

— В этом году для верующих людей большая печаль: в связи с постановлением главного санврача области в рамках карантина по коронавирусу Пасху придется встречать не в храме, а дома. Какие слова утешения и поддержки вы можете сказать каменцам?

— Христос Воскресе! Чем больше искушений, тем больше утешений. Чем больше скорбей, тем больше потом радости. В нынешней ситуации мы более явственно ощущаем нашу связь с Богом… Вот читаешь про наших исповедников и новомучеников, которые были сосланы в лагеря. И там тоже была Пасха! Священники и епископы служили Литургию по памяти (служебников у них не было). И такая была великая радость, несмотря на все скорби и лишения! А ведь наши скорби не сравнить с их скорбями.

Беседовала Наталья ЛИСОВАЯ.

Газета «Новый компас» от 16 апреля 2020 г.

Каменская епархия с благодарностью примет Вашу помощь на поддержание её уставной деятельности.