Решения, принимаемые на Соборах, диктуются самой жизнью

Москва, 8 августа. Синодальный информационный отдел Московского Патриархата в рамках публикации серии архипастырских интервью, темой которых стали итоги реализации решений Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 2-5 февраля 2013 года, представляет интервью митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.

Как влияет регулярное проведение Архиерейских Соборов на жизнь Церкви вообще и Вашей епархии в частности?

— Мы живем в очень динамичное время, которое постоянно ставит перед нами все новые вопросы, причем касается это как области собственно церковной жизни, так и бытия Церкви в современном мире. И естественно, что эти вопросы требуют взвешенных и выверенных ответов — таких, которые может дать лишь соборный разум Церкви.

Ни для кого не секрет, что в советские годы, да и ранее, в Синодальный период, многие канонические нормы, призванные обеспечивать полноценное, правильное течение церковной жизни, не соблюдались в полной мере. Это касалось, в частности, и такого важного момента, как регулярность проведения Архиерейских Соборов. Сегодня же, в наше время, мы видим, как Святейший Патриарх Кирилл совершенно сознательно и последовательно возвращает эти нормы в нашу жизнь, что, безусловно, приводит к положительным результатам как на общецерковном уровне, так и на уровне епархий. Возможность соборного рассмотрения множества актуальных вопросов церковной жизни — своевременного, без проволочек и отлагательств — это как раз то, чего не хватало нам на протяжении целого ряда столетий и особенно в XX веке.

Крайне важным нововведением последних лет, которое содержит в себе все возможные плюсы так называемого церковно-народного собрания, стало учреждение Межсоборного присутствия. У нас появилась возможность вдумчивого, разностороннего рассмотрения и обсуждения готовящихся церковных документов, проектов соборных решений без преувеличения всей полнотой Русской Православной Церкви. Сейчас мы можем и на епархиальном, и на приходском уровне участвовать в формировании общецерковной повестки дня, предлагать свои варианты разрешения тех или иных проблем. Общецерковное обсуждение документов, предложенных к соборному рассмотрению, уже неоднократно способствовало их доработке, уточнению формулировок, верной расстановке акцентов. Без всякого сомнения, это приносит существенную пользу.

Какие из документов, принятых на Архиерейском соборе 2013 года, с Вашей точки зрения, особенно актуальны?

— Один из важнейших документов — «Положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций, а также членов их семей». Необходимость в нем назрела очень давно. Из документов, получивших наибольший резонанс, следует назвать «Позицию Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции». Это то, что волновало и волнует огромное количество наших прихожан, большинство нашего народа. И очень важно, что в наше время нравственного релятивизма Церковь заявила о евангельской позиции по данному вопросу — не просто не совпадающей с современным мейнстримом, а прямо ему противоположенной.

Важным документом должно было стать и «Положение о монастырях и монашествующих», однако его принятие было отложено, положение потребовало дальнейшей доработки. На мой взгляд, это очень характерный пример тех изменений, которые входят сейчас в нашу жизнь: именно всестороннее рассмотрение этого документа позволило понять, что он еще несовершенен, вследствие чего работа над ним продолжилась.

Какие вопросы церковной жизни, по Вашему мнению, следовало бы обсудить на следующих Архиерейских соборах?

— Обязательно нужно вернуться к «Положению о монастырях и монашествующих». Не просто заинтересованное, а, я бы даже сказал, бурное обсуждение этого документа продолжается и по сей день, что красноречиво свидетельствует о его актуальности.

Важными вопросами, требующими обсуждения на Соборе, являются также вопрос о современной практике таинства исповеди и вопрос о подготовке к причащению мирян. Все мы видим, насколько разные мнения бытуют по этому поводу в церковной среде: кто-то утверждает, что таинства исповеди и причащения в принципе не должны быть связаны друг с другом, что причащаться надо за каждой литургией, а исповедоваться только тогда, когда чувствуешь в этом нужду; кто-то убежден, что исповедь перед причащением — непременное условие; кто-то доказывает, что современная практика исповеди вообще является профанацией таинства… То же самое примерно и в отношении приготовления к причастию — столь же разные взгляды и подходы. Тут есть, над чем подумать, что обсудить. Ответ на эти вопросы тоже может дать лишь соборный разум Церкви.

Как увеличение числа епархий и архипастырей сказывается на работе Архиерейского собора?

— Разукрупнение епархий, увеличение их числа, как и прогнозировалось, приводит к тому, что правящие архиереи становятся «ближе к народу» — у них появляется возможность гораздо лучше узнать нужды своей паствы, обстоятельства ее жизни. Именно эти нужды и обстоятельства становятся одним из важнейших факторов, влияющих на программу очередного Собора, формирующих повестку дня.

Какую часть постановлений Архиерейского Собора 2013 года оказалось наиболее сложно выполнить в Вашей епархии?

— Дело в том, что было бы большой ошибкой воспринимать решения Соборов, да и вообще сами Соборы как нечто внешнее, отделенное от жизни всей полноты Церкви, ее духовенства, мирян. Решения, которые принимаются на Соборах, диктуются самой жизнью, их выполнение — опять-таки продолжение, развитие той же общей жизни. А сложности… Все по-настоящему важное, необходимое дается сложно. Но сложности с Божией помощью мы преодолеваем.

Синодальный информационный отделМосковского Патриархата

Каменская епархия с благодарностью примет Вашу помощь на поддержание её уставной деятельности.