Епископ Мефодий: «Закон этого мира — самосохранение. Закон Божий — самопожертвование»

Накануне Рождества Христова корреспондент «НК» встретился с Преосвященным Мефодием, епископом Каменским и Камышловским.

— Владыка Мефодий, минувший год прошел под гнетом коронавируса. В начале пандемии Вы говорили в проповеди, что этот вирус — попущение Божие (так как люди удалились от Бога, стали надеяться только на себя) и что покаяние — лучшее лекарство. Как Вам кажется, прочувствовали ли это каменцы? Больше ли стали обращаться к Богу?

— Попущение, да. Но это не значит, что мы не должны сопротивляться этой беде. Сопротивление коронавирусу — это правильно. Как и противление другим напастям, которые Бог попускает, — войнам, беззаконию, грабежам. А покаяние — это всегда лекарство: не в плане таблетки от болезни, а в плане изменения ума. Хотя есть люди, которые вообще не признают болезнь, — ковид-диссиденты. Но лучше признать, покаяться, измениться. Есть хорошее выражение «береженого Бог бережет». Человек и сам старается не заразиться, и других бережет, и это очень разумно.

Стали ли люди больше обращаться к Богу? Я затрудняюсь сказать. Не все обращения к Господу идут через меня…

— Паства за год уменьшилась или увеличилась?

— В храмах, конечно, людей стало меньше. Были периоды — паства почти исчезала. Тут и страхи, и некоторое благоразумие у людей пожилых, и финансовые трудности. Скажем, кто-то не идет в храм, так как привык и свечку купить, и записку написать, но теперь не на что. Так что и пожертвований приходы стали получать гораздо меньше.

— Много ли батюшек, которые служат в храмах Каменска и Каменского района, переболело коронавирусом?

— Переболели девять клириков и два монаха. Причем, когда некоторые батюшки сдавали тесты на антитела к коронавирусу, оказалось, что кто-то «тайно» переболел. Священство — это постоянный контакт с людьми. Но, слава Богу, никто из каменских священников не скончался от ковида.

— А вы боитесь заразиться?

— Заразиться коронавирусом я не боюсь, но и не стремлюсь. Стараюсь соблюдать санитарные правила — а там как Бог даст.

— «Мы так или иначе все умрем» — эта фраза из проповеди в связи с коронавирусом, сказанная вами весной, разлетелась по всем СМИ, наделала много шуму. Было много критических комментариев…

— Для меня это было странно. Ведь это настолько очевидные вещи, настолько бесспорные. Да, мы все смертники: кто-то умрет раньше, кто-то — позже. И до 300 лет никто не живет, это точно. На Руси была поговорка: двум смертям не бывать, а одной не миновать. Так чего истерить, выгадывая лишний день, лишний год или даже несколько лет жизни? Вот молодые солдаты идут в атаку, понимая, что их ждет…

— Но вы тогда говорили, что не надо бояться приходить в храм…

— И вообще не надо бояться жить. Хотя искать смерти не надо и торопить ее не надо. А если бояться прийти в храм, тогда и в машину не стоит садиться: а вдруг ДТП? И самолетами летать не надо. И каждый кусок пищи рассматривать на предмет экологичности. Так можно дойти до полного безумия.

— Многие связывают тему коронавируса с якобы вводимым тотальным электронным контролем. Видите ли вы такую опасность?

— Это отдельная серьезная тема. Об этом будет выносить решение будущий Архиерейский собор. С другой стороны, остановить развитие информационных технологий невозможно, в том числе технологий слежения. С этим надо как-то жить. Это инструмент, и многое зависит от того, в чьих в руках он окажется. Но то, что определенные силы пытаются, как сейчас говорят, загнать нас в электронный «концлагерь», это верно. Коронавирус — подходящий повод это сделать.

— Одно из громких событий минувшего года связано с отлучением от Церкви уральского схиигумена Сергия (Романова). Когда видишь в Интернете его странные сумбурные выступления по бумажке, читаешь о его «вредных советах» людям, возникает вопрос: как священноначалие столько лет попускало деятельность такого батюшки, почему раньше не отстранило?

— Отстранение — это лишение священника родительских прав по отношению к пастве. Все родители совершают ошибки, но мы против ювенальной юстиции, позволяющей, чуть что не так, отбирать детей у родителей. Все мы ошибаемся — вопрос, в какой степени. Даже про Патриарха нельзя сказать, что он всегда действует безошибочно.

Во-вторых, родителей при детях не отчитывают: увещевания происходят тайнообразующе. Кто-то исправляется, кто-то — нет. Ведь и среди 12 апостолов был один Иуда, но Господь его не отстранил и не выгнал… Вот и Церковь, прежде чем один раз отрезать, взвесит ситуацию много раз.

В-третьих, у нас жуткий кадровый голод. Даже Сам Господь говорил ученикам Своим: «жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Мф. 9:37-38).

— Священников не хватает…

— В эту неделю как раз идет притча о званых и избранных. Один человек сделал брачный пир для своего сына и звал многих достойных людей, но они не шли — все были заняты своими делами. Тогда он собрал и кривых, и хромых, и косноязычных… Эта притча имеет отношение как к прихожанам, так и к священникам. Ну, не идут лучшие люди в священство. Поэтому берут, может быть, иногда и тех, кто не вполне соответствует. И бывает, что человек с Божией помощью постепенно исправляется, становится хорошим пастырем… Но изначально трудно предвидеть, что из него выйдет: это знает только Бог.

Кроме того, бывший схиигумен Сергий ведь не только плохое делал. Он сделал много хорошего. Благодаря ему многие пришли к вере. Мы тут выносим свои решения, но окончательное решение будет принимать Бог.

— Но в связи с этой историей некоторые верующие сделали вывод: вот и верь теперь батюшкам, надо больше своей головой думать…

— Своя голова — это всегда хорошо. Даже если родители учат тебя плохому, не делай плохого. Если пастырь учит тому, что противно Евангелию, не слушай священника. Конечно, самому надо читать Евангелие, разбираться. Не надо отключать голову и совесть. Свалить вину на другого, который мне так сказал, может, где-то и получится. Но только не на Небе. Там человек будет отвечать за себя, за свои поступки.

— Что в минувшем году вас наиболее порадовало, а что, наоборот, огорчило?

— Самое большое огорчение — это я сам. Радость тоже была, может быть, даже самая большая в жизни. Но это тайна.

— Владыка Мефодий, если кто-то из гостей подарит вам в  новогодние праздники мягкую игрушку Коровку — символ года по китайскому календарю? Как вы на это отреагируете? И как быть в аналогичной ситуации воцерковленному человеку?

— Если человек тебе просто хочет сделать что-то приятное, то прими его любовь. Смущает подарок — подари потом эту игрушку ребенку, пусть у него будет целое игрушечное стадо. Но людей обижать не надо.

— В случае необходимости хирургической операции вы бы пошли к какому врачу — к менее квалифицированному верующему или к более квалифицированному атеисту?

— Когда я сажусь в автобус, то не спрашиваю у водителя «Символ веры» и не интересуюсь его отношением к религии. И в самолет сажусь — не спрашиваю. Иду к врачу — не прошу, чтобы он помолился, перекрестился. Не надо путать разные вещи. Хотя есть и другой момент: если, например, нужно посоветоваться насчет воздержания в принятии пищи, то, конечно, лучше проконсультироваться с врачом, который понимает, что такое пост и сам держит его.

— Как быть, если кругом просьбы о помощи? Заходишь в соцсети, включаешь ТВ — кругом сообщения о детях и взрослых, которых может спасти лишь дорогостоящая операция. Сердце разрывается, но и денег лишних нет. Как быть?

— Сердцу разрываться не надо, а денег лишних никогда не бывает. И всем не поможешь, и всех не накормишь. Но Господь говорит: десятину отдай. Больше — можно. Меньше — уже плохо. Отдавайте Господу и ближним как жертву 10-ю часть от своего дохода, также один день в неделю, 40 дней строгого Великого поста (это десятина года)… Надо учиться делиться.

— Приходилось ли каменским батюшкам исповедовать и причащать пациентов ковидного госпиталя? Не отказывают ли медики в допуске священника к такому больному?

— Насколько я знаю, пока была одна такая просьба, иерей Георгий Смирнов приехал в больницу, принял исповедь у болящего и причастил его Святых Христовых Таин. Сегодня вопрос решен системно: мы получили специальное одноразовое облачение для посещения «красной зоны», назначили батюшек, ответственных за это направление. И с медицинскими учреждениями вопрос решен положительно.

— 2021-й — год выборов и в местную, и в Госдуму. Если кто-то из городского или областного руководства обратится к вам с просьбой призвать верующих поддержать на выборах правящую партию? Или кто-то из кандидатов что-то серьезное пожертвует церкви, но обратится с аналогичной просьбой?

— Если человек сделал доброе дело и попросит об этом сказать… ну, можно сказать. Например, о том, что человек построил крестильню. Но призвать «голосуйте за него» — это уже другая вещь. За кого голосовать, люди решают сами. Церковь к партиям отношения не имеет, и ни с одной из них себя не связывает. Но о делах человека — добрых или злых — мы сказать можем.

— Есть ли какие-то подвижки в возведении храма преподобного Далмата Исетского возле Ивановского кладбища?

— Подвижки есть. Нам помогает благотворитель Игорь Алексеевич  Алтушкин, глава «Русской медной компании» и один из создателей Фонда святой Екатерины. Нынче ковид сбил наши планы, но надеемся, что к следующей осени уже будет готов небольшой храм.

— Можно ли в каменских храмах заказать поминовение дистанционно, через сайт? Планируется ли ввести безналичный расчет в церковных лавках?

— Возможность заказать поминовение онлайн — это нормальная практика. Информация об онлайн-требах есть, например, на сайтах Преображенского монастыря, Свято-Троицкого собора. Что касается безналичной оплаты в лавках, то этот вопрос тоже решается. Хотя тут не все просто. Ведь мы не продаем требы или свечи, а принимаем за них пожертвования. Этот момент не урегулирован в законодательстве о платежных терминалах. Так что нужно договариваться с банками, с налоговой службой.

— В минувшем году Благотворительным фондом «Русской медной компании» и Фондом святой Екатерины было передано в Каменскую епархию аж 20 тонн продовольствия для нуждающихся…

— Компания хотела сделать доброе дело, обратилась к нам — мы просто помогли. Составили списки нуждающихся, организовали доставку продуктовых наборов. К Церкви есть кредит доверия, так как она бескорыстно себя ведет: жертвователи знают, что их помощь на пути к нуждающимся не потеряется.

— На епархиальном собрании в 2020 году вы поднимали вопрос о введении в храмах «книг отзывов»…

— Есть храмы, где уже действуют такие книги «отзывов и благопожеланий». Это помогает в налаживании обратной связи с людьми.

— Владыка Мефодий, если бы вам довелось участвовать в передаче «Не верю!» (диалог верующего и атеиста) на ТВ «Спас», какой бы главный аргумент вы привели, что Бог есть?

— Мне подобная передача не кажется актуальной, толку в таком споре я не вижу. Вот, например, моя бабушка: даже если она есть, но вы с ней не встречались, то для вас ее нет. Так же и Бог: пока у вас не происходит с Ним личной встречи, для вас Его как бы нет. Хотя, конечно, можно и догадаться, понять. Но для этого нужно искреннее желание разобраться в этом вопросе.

Но вот, чтобы, напротив, убедить себя в том, что Бога нет, это же как сильно нужно постараться! Обычно мы имеем дело с людьми очень упорными в своем нежелании признавать Бога. Ведь если Он есть — с Ним надо как-то считаться. А считаться не хочется. Вот и вся проблема. К тому же слово «атеист» означает «богопротивник»: само это понятие свидетельствует, что Бог есть (иначе некому было бы противиться).

— Владыка Мефодий, но порой и у воцерковленных людей возникают сомнения. Несколько лет назад, пройдя ночным крестным ходом от Алапаевска до монастыря на месте убиения Великой княгини Елисаветы Феодоровны и ее спутников, я услышала от одной из женщин: «А вдруг Бога нет? А вдруг все это зря?»

— Надо вникать в каждый конкретный случай. Но я расскажу такую историю. Когда я еще служил в Кинешемской епархии, знакомый иерей, живший в другом городе, благословил свою прихожанку (он был ее духовником) на монашество. И попросил постричь ее в рясофор меня, монашествующего священника. Женщина приехала на наш приход, но у нее случился инсульт. Наши бабушки за ней ухаживают, но происходит повторный инсульт. Женщина без сознания, мы сообщаем о случившемся ее дочери, женщина умирает. Её неверующая дочь приезжает очень злая и выговаривает всем: мол, безумная мать ударилась в свою веру, уехала куда-то и вот результат… Бабушки наши хотели отказаться от помощи этой женщине, но я попросил их принять все хлопоты на себя: все-таки человек потерял мать, находится в другом городе… На хамство они не отвечали, общались по-доброму, помогли и с гробом, и с перевозкой. И вот проходит два дня, и эта женщина говорит: сейчас мне так хорошо, как много лет не было. И стала спрашивать: как поститься, как молиться. Вот так Бог повернул… Наверное, прийти к вере ей помог контакт с людьми верующими. «С преподобным преподобен будеши <…> и со строптивым развратишися» (Пс.17:25-26).

Эта женщина сама к вере пришла, ее не учили верить, и диспутов о вере не было. Проявили любовь.

— Недавно в связи с кадровыми перестановками в Церкви вам была вверена во временное управление Алапаевская епархия. Какие чувства вы испытали, узнав об этом?

— Разные чувства, все неоднозначно. Сложно управлять в том смысле, что после тебя придет другой человек, и все, что ты сделал, на его взгляд, неправильно, будет переделывать. И скажет: ну, что же он такого нагородил… Поэтому очень аккуратно придется управлять. В своей-то епархии можно выстраивать стратегию на годы вперед. Так что это скорее обременение, а не приобретение.

— Вопрос от нашей читательницы: «В одной из проповедей владыка Мефодий сказал, что хорошо мы все здесь устроились — и дома у нас всё комфортно, и в храм ходим. Но как же быть? Как себя изменить, чтобы приблизиться к Богу?»

— Не мы к Богу, а Бог к нам мог бы приблизиться, если бы… от нас не шел дурной запах — в духовном плане. Вообще у автора вопроса хорошее беспокойство, правильное. Надо подумать: на самом ли деле все у нас по Богу устроено. Или доминирует забота о комфорте? У нас сейчас идеология: евростандарт, удобство. Но не все, что удобно, спасительно. А зачастую даже наоборот. Закон этого мира — самосохранение. Закон Божий — самопожертвование. «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мф. 8:35). Либо самосохранение, либо самопожертвование. А то и другое — плохо совмещается, ведь это противоположные вещи.

— Нужно ограничить себя в комфорте?

— Не в том суть. Надо любить себя — ради Бога и ближних. Любить ближних — ради Бога. Любить Бога — ради Его Самого, а не ради себя. Вот и весь ответ. То есть мне нужно делать так, чтобы со мной людям было, если не легче, то хотя бы не тяжелее. Не досаждать ближним. Делать что-то для людей. В этом самопожертвование.

— И еще вопрос от читателя: «Я регулярно хожу в храм, потому что так положено. Но я, скорее, заставляю себя, а не стремлюсь туда всей душой…»

— В Церкви есть два народа: люди, живущие по закону, и люди, живущие по благодати. Первые говорят: верую, чтобы у меня было все. И выстраивают отношения с Богом для того, чтобы все иметь. Их мироощущение соответствует Ветхому Завету: есть закон, есть Бог неведомый и непонятный, но в храм надо ходить, чтобы все было хорошо, чтобы не нарваться на неприятности.

Вторые же, наоборот, готовы отдать все, чтобы быть с Богом. Они готовы ко всяким неприятностям, лишь бы выстроить с Ним отношения. Конечно, отношения с кем-либо могут быть только после встречи…

— И как быть? Продолжать ходить в храм в надежде, что когда-то произойдет эта личная встреча с Богом?

— Я уже сказал, что не человек приходит к Богу, а Бог приходит к человеку, если от него не очень «дурно пахнет». Если человек старается жить по закону, то смрада от него меньше. И тогда Господь придет, и встреча состоится. Но бывают препоны, когда человек сам в чем-то упирается. Бог все-таки идет навстречу человеку, ищет его.

— Владыка Мефодий, как-то вы сказали, что Рождество Христово по своему значению и глубине превосходит даже Пасху. Почему?

— Потому что Бог стал человеком. Вот, скажите, что больше: одежда, которую вы носите, или вы сами? Господь оделся в человечество, но Он больше человечества. И с его Рождением человечество соединилось с Богом.

— Также вы говорили: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». Поясните, пожалуйста, как человек может стать Богом?

— Ну, вот Николай Угодник Бог или не Бог? Или Божия Матерь? Вот ты молишься Богу, говоришь: «Отец…» Кому ты это говоришь? И насколько осознаешь, что говоришь? Бог — твой отец, ты Его приемный сын. Родной и приемный – есть разница? Но что имеет один, то имеет и другой. Вот о чем речь идет! Бог стал человеком — человек стал Богом. Потому что все, что Бог имел, Он отдал людям. Взял у нас нашу природу, а нам дал Свою. Такой получился обмен неравноценный. «Чтобы и вы были, где Я» (Ин. 14:3),- читаем в Евангелии. Это впечатляет…

Беседовала Наталья ЛИСОВАЯ.

Газета «Новый компас» от 7 января 2021 года.

Каменская епархия с благодарностью примет Вашу помощь на поддержание её уставной деятельности.