Проповедь в день памяти Блг. вел. кн. Александра Невского.

 В своем слове архипастырь особо отметил династию Рюриковичей, из которой происходил Александр Невский, как род давший большое количество святых. Первые русские святые Борис и Глеб заложили новый тип святости – страстотерпчество. Последними страстотерпцами в России были святые уже из рода Романовых – Царь Николай, Царица Александра и их дети. Владыка Мефодий рассказал житие Александра Невского и выразил надежду, что в наше время тоже будут достойные правители, в святости которых нам не придется сомневаться.

Дорогие отцы, братья и сестры! Всех благодарю за совместную молитву и поздравляю с престольным праздником этого небольшого храма, который стал в последние годы символом города, с престольным праздником — с днем памяти благоверного великого князя Александра Невского.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Когда размышляешь о благоверном князе Александре и прочих благоверных святых князьях Земли Русской, то, конечно, приходится просто удивляться. Если посмотреть на династию рода Рюриковичей, то мы увидим, что многие князья были причислены к лику святых. Нет другого такого рода в истории человечества, чтобы из одного него было такое количество святых. Крайнее удивительно, что и первые русские святые, Борис и Глеб, заложили новый тип святости — страстотерпчество. Последними страстотерпцами у нас были святые из рода Романовых — царь Николай, царица Александра и их дети. Но род Романовых таким количеством святых похвалиться не может.

В чем еще удивление? Удивление в том, что, будучи правителем народа, сложно сохраниться в рамках благочестия. Скажем, когда император Константин отменил гонение на христианство, и сам был приверженцем христианства, то он не принял Крещение при жизни, он принял Крещение на смертном одре, хотя сам был покровителем христианства. И мать его, царица Ирина, приняла христианство, и сам он принимал активное участие в деяниях первого Вселенского Собора. Это он предложил формулу «Единосущный», конечно, не без подсказки мудрейших из архиереев, но тем не менее. То есть это был, действительно, благочестивый император, но принял Крещение на смертном одре. Потому что в те времена считалось, что совместить такое достоинство правления царского, княжеского, с христианством почти невозможно, потому что князь, император — это человек, который проявляет насилие. Насилие может быть над злыми, но тем не менее, а бывает «под горячую руку» иногда попадают и невинные. Поэтому вплоть до Феодосия Великого все императоры принимали Крещение на смертном одре.

Мы знаем, что преподобные отцы очень боялись принимать на себя игуменство. Этот жезл надо употреблять для того, чтобы поставить кого-то на место — очень сложное служение. Поэтому быть начальником и спасаться очень трудно. В Евангелии написано, что трудно богатым войти в Царство Небесное. Но почти точно также можно сказать, что трудно начальникам войти в Царство Небесное, потому что многократные искушения. У начальника вся его грязь сразу вылезает. Был человек порядочный, а дали ему начальство, и полезла из него всякая дрянь, поэтому их через 4 года менять надо. Когда остаются в начальниках, то часто портятся. И тем более удивительно, что был целый сонм святых, целая династия князей, которые, в общем-то, дали святость.

В самой семье Александра Невского были святые кроме него. Конечно, в равной степени святости и почитания никто из них не достиг, потому что князь Александр Невский до сих пор остается в сознании людей каким-то идеалом. Он вступил на служение Богу, по-сути, с детства: участвовал в делах своего отца Ярослава — сына Всеволода Большое Гнездо; умел править, а уже в 20 лет вступил на битву, которая его прославила — Невская битва. Даже 19 лет! Причем эта битва была очень благоразумна, т.е. он, по-сути, сразу определил не только для себя, но и для всех нас историю Земли Русской.

Мы знаем, что происходило в это время — завоевание Руси татарами, страшная вещь. В это же время на ослабленную Русь напали рыцари с севера с желанием окатоличить, подчинить себе, сделать вассалами Папы Римского, европейских императоров. И князь выступил на защиту, небольшая дружина разбила шведских рыцарей на Ниве, в честь этого он стал называться Александром Невским, ему еще не было 20 лет, юноша. В 20 лет он точно определяет политику на многие годы, в это время он отсекает возможность унии, взаимодействия, объединения с католичеством. Другой князь — Даниил Галицкий решает эту ситуацию по-другому: он отлагается от христианства, принимает унию, т.е объединение с Римом для того, чтобы сохраниться территориально, чтобы получить помощь от Папы в борьбе с татарами — попадает в духовное рабство, чтобы спастись от телесного рабства. А князь Александр понимает, что телесное рабство не так страшно, как духовное рабство, и поэтому князь Александр, по-сути, становится не только воином, но и величайшим дипломатом. Он едет в Орду, там занимается отстаиванием интересов всей Руси и, с другой стороны, старается просветить ханство светом Евангельским — такой мудрый ход, т.е. завоеватели пришли, но надо их просветить христианством. И, действительно, еще при его жизни там образуются первые епархии. Он неоднократно ездил в Орду. Он еще совершил великую битву, которая произошла на Чудском озере — тоже известная битва с рыцарями. Этих двух побед хватило, т.е. больше к нам в те времена на завоевание рыцари не рвались, не стремились.

Была другая ситуация, когда было восстание: брат Андрей восстал против татар, против ига, но сил еще не было. Наоборот, князь Александр Невский как бы усмирил это восстание. Был и такой случай, когда сочетание воинственного и дипломатического; например, по его инициативе, подсказке побили сборщиков подати, а потом едет в Орду и договаривается, чтобы подати стало меньше с Руси, чтобы Орда отвернулась от Монголии, разделил Монгольское царство, усилил там противостояние и в то же время увеличил там христианское влияние. В этих трудах, в этих великих заботах прошла жизнь его и, по сути, скончался он, возвращаясь домой из Орды. Когда скончался, то было явлено великое чудо: его везли около недели, но тлена не было. Когда его отпевал его духовный пастырь — митрополит Кирилл, великий святитель Христовой паствы. Это славные были времена, зашло Солнце Земли Русской, подобного князя больше не будет, хотя было много князей, которые считались святыми. И когда его погребали, прочитали молитву разрешительную, хотели разжать руку, чтобы вложить молитву, а он сам взял ее в руку. Такое чудо при кончине было явлено, которое также свидетельствует о его святости. И есть вещи, которые вошли в плоть нашего народа, которые сформулировал Александр Невский. Он сказал: «Не в силе Бог, а в правде»; «Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет». Действительно эти две формулы выражают дух нашего народа, нашего самосознания. И, действительно, если представить те времена: князья и народ, не самый благочестивый смотрит на князей как на святых, и признает их святыми. Христианство распространялось не снизу, от народа, а сверху — от князей, бояр. И многие бояре исторически закончили свою жизнь как мученики, либо как благочестивые князья, либо как подвижники (Александр Невский принял схиму с именем Алексий перед смертью). Вот это состояние когда смотришь на это и видишь, что тобой правят святые. Когда мы посмотрим наверх и понимаем, что нами правят не святые, к сожалению. Я понимаю, что сегодня наш президент имеет огромный кредит доверия, даже больше, чем сама Церковь в настоящее время. К сожалению, мы — священники и архипастыри не всегда показываем пример святости, что тоже является прискорбным. Но, в целом, конечно, мы не можем так смотреть на верх и говорить, вот нами правят святые, быть спокойными, доверчивыми и быть так, как в то время, когда люди ходили «под князьями». Было такое время на Руси, когда правили Русью святые и праведники. Надеемся, что и в будущем среди наших правителей тоже будут люди в праведности, в благочестии и даже в святости. Мы не будем сомневаться. Помоги нам Господи.

Еще раз поздравляю с праздником престольным, с праздником этого города, который сделал и этот храм символом города, и этого святого назвал своим Небесным покровителем. Город поступил достаточно мудро. Надеемся, что молитвы святого благоверного князя Александра Невского, его заступление, его ходатайство много поможет этому городу прийти к благочестию. Те древние люли смотрели на Александра Невского, как на своего князя, а мы смотрим на него, как на своего святого. Будем чтить его, получать от него поддержку, защиту тем более, что город наш — город, в котором куется слава нашего оружия, город, в котором много военных предприятий, т.е. город, который сам не воюет, но кует мечи на битву, так, чтобы другим не хотелось с нами связываться. Поэтому будем чтить великого князя. Всех благодарю за молитвы.

Пресс-служба Каменской епархии

Каменская епархия с благодарностью примет Вашу помощь на поддержание её уставной деятельности.